Type to search

Главная Отвечают специалисты Психология Психология Родительство

Что делать, если ребенок бросается в крайности?

Share

Некоторые родители подростков сталкиваются с проблемой крайностей ребенка: покрасить волосы в яркий цвет, сделать пирсинг в 13 лет, но действительно ли это крайности? В чем лежит причина и что делать, если ребенок бросается в крайности нам расскажет психолог Никита Григорьев.

ребенок бросается в крайности

Что такое крайности?

Любой вопрос подразумевает какой-то баланс. Крайность — это решение вопроса только одним способом и отсутствие какого-либо противовеса. Если мы говорим о детях, то крайность — это неспособность договариваться, неспособность идти на компромисс, это шантаж и манипуляции. Это происходит когда у ребенка нет другого способа получить то, что он хочет от родителей. В такой ситуации он может идти на шантаж, говорить, что его не любят.

А что ты думаешь о таких крайностях, когда у ребенка с родителями  все хорошо, но он, например, хочет покрасить себе волосы в зеленый цвет, а ему только 10 лет, например?

А в чем проблема с волосами зеленого цвета? Чем зеленый отличается от белого, которым мама красит себе волосы? Или когда мама красит губы в красный цвет — это крайность? Для меня — нет. Если ребенок хочет покрасить волосы в какой-то цвет — это не крайность, это, скорее, оценочное суждение родителей и неготовность принимать ребенка вместе с его желаниями.

Если родитель не готов принять ребенка, что ему делать?

Если родитель не готов принять ребенка, он начинает всячески манипулировать ребенком, чтобы тот делал так, как хочет родитель: вел себя, как хочет родитель и жил, как хочет родитель. Пока у ребенка не наступил переходный возраст, его еще можно «ломать», потому что у него еще нет психологических инструментов, чтобы противостоять родителю, но как только наступает тот самый переходный возраст, а родитель еще продолжает «ломать» ребенка, потому что для него какие-то вещи являются крайностью и он не может принять ребенка, тогда и начинаются те самые проблемы: ребенок обижается, угрожает уходом из семьи, все становятся врагами друг другу. 

В дополнение скажу, что я специально преувеличиваю, когда говорю о том что детей «ломают». Это попытка воспитать ребёна, но с позиции детей это выглядит именно как «ломание». И, конечно, дети протестуют против этого всеми доступными средствами.

Что делать, если ребенок делает что-то, что может угрожать его жизни, например прыгает с крыш?

Это уже скорее симптомы. Симптомы того, что не сделано раньше.

Я объясню: мы живем по вселенскому закону — причина и последствие. Если я ем булочки на ночь — я располнею, если я засуну руку в кипяток — у меня будет ожог. Само по себе это понимание не снисходит на нас из ниоткуда, это задача родителей в течение всей жизни ребенка не просто любить его, а показать, что у каждого нашего поступка есть какие-то последствия. Если с ребенка все время сдувают пылинки, то это перекос со стороны родителей, которые занимают исключительно мягкую позицию. В данном случае ребенок понимает, что что бы он ни сделал — ему все сойдет с рук. Или если перекос идет в другую сторону — ребёнка часто критикуют, то опять же, он не хочет стараться, потому что все, что бы он ни делал оборачивается негативной реакцией.

Когда, скажем, у подростка, к его 14 годам нет понимания, что какие-то его действия могут привести к смерти или необратимым последствиям, то не имея этого понимания он будет продолжать это делать. Глядя через эту призму — очевидно, что это не ребенок виноват, а его родители, и не его родители а их родители (потому что их так научили), и так далее по цепочке. Никто не виноват — это просто последствия того, с чем сталкивался ребенок до его 14 лет. И если родитель спохватился только когда ребёнку уже 14 лет, и у него сформировалась идея что «ничего не будет», объяснять что-то уже поздно.

С какого возраста с ребенком можно разговаривать уже по-другому, другими словами, когда он уже четко и осознанно понимает, что у его действий есть последствия?

Наш мозг внутри нас думает за нас, а мы только слышим его мысли, которые он сформировал. Мозг — это нейронная сеть, которая в состоянии делать выводы даже не с рождения, а с 4-ой недели с момента зачатия.

Нет какого-то возраста, где действует правило “тут можно, а тут нельзя”. Понятно, что невозможно обучить 5-ти месячного младенца каким-то вещам, которым мы можем обучить 9-ти летнего ребенка, но это не значит, что обучения нет. Процесс обучения происходит постоянно. Ребенок подглядывает за тем, что делают родители. Если у родителей постоянно перекос в какую-то сторону: манипуляции, несдержанность, неспособность договариваться, крайности, которые мы не хотим, чтобы ребенок увидел — помните, ребенок их увидит.

С момента 3-4 года с ребенком можно разговаривать и учиться договариваться.

ребенок бросается в крайности

Какие слова подобрать родителю и какую стратегию поведения выбрать родителю, чтобы остановить крайности?

На самом деле родители находятся в проигрышном положении. Например: дочь, 14 лет, которая говорит, что останется с ночевкой у подружки, где будут ребята и они все будут пить пиво и ночевать с мальчиками. Мама хочет быть хорошей мамой, и она не в состоянии жестко ей это запретить. Когда девочка 14-ти лет видит, что с мамой так можно, девочка понимает, что она может делать все, что угодно: уходить, приходить и продолжать жить так, как ей нравится. И нет таких слов, которые бы обнулили все 14 лет жизни. Если эта девочка забеременеет или подхватит какую-нибудь болезнь, то возможно этого кризиса будет достаточно, чтобы она поняла последствия. Пока не дошло до такого, у любого родителя есть способ повлиять на своего ребенка. Любой родитель имеет рычаги давления на своего ребенка. Тут вопрос не к детям, а к родителям, почему они не применяют свои рычаги? Понятно, что мы все хотим быть хорошими родителями, но если мы не учим детей, что у всего, что они делают есть последствия, то единственное, что нас ждет — это последствия.

Ты хочешь сказать, что каждый родитель знает лучше своего ребенка, и именно родитель знает, какой рычаг лучше выбрать?

Именно. Не существует какой-то общей стратегии действий. Задача родителя — не только быть хорошим и  быть другом, но так же показать ребенку, что он живет в мире, в котором у его действий есть последствия. И когда ребенок начинает жить самостоятельно, у него должно быть это понимание, чтобы далее по жизни он мог жить безопасно и двигаться в сторону успеха. Если к 14, 20 или 30 годам вы не даете этого понимания, то в момент, когда вы не сможете больше оберегать ребенка, его очень больно ударит жизнь. И чем позже он это поймет, тем больнее будет этот кризис и этот удар.

Вопрос про нормы: получается, все эти “крайности” вовсе не крайности, а норма?

Проблема в том, что нормы — нет. Она не прописана нигде. Это вопрос оценочного суждения. Я считаю, что до тех пор, пока ребенок живет на территории родителей, то родители вправе требовать от ребенка исполнения каких-то норм, которые они сами считают нормами. Красить волосы, прокалывать нос, вставлять импланты ребенок может на свои деньги в своей квартире. Если родитель не хочет видеть зеленые волосы на своем ребенке — у него есть право это требовать. Родитель вносит свой вклад в семью, и может требовать от ребёнка выполнения каких-то норм. В результате это будет стимулировать ребенка отпочковываться и жить самостоятельно, совершать ошибки и учиться на них.

Родители сами научились на ошибках. И лучшее, что они могут сделать для ребёнка — это не «учить» как правильно и неправильно, а показать на опыте, что у поступков есть последствия.

Оставьте комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

error: Content is protected !!